Однажды в России. Спецдайджест

Канал: ТНТ(выбрать версию)
Пн, 30 янв
06:35 47 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:00 42 серия
07:30 48 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:10 17 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:30 49 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Вт, 31 янв
06:35 55 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:00 62 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 51 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Ср, 1 фев
06:20 60 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
06:40 79 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:00 52 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.
07:30 58 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 53 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Чт, 2 фев
07:00 54 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:30 77 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 56 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Пт, 3 фев
06:30 61 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:00 63 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:30 64 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 57 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Сб, 4 фев
07:00 67 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:30 68 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 59 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Вчера
07:00 72 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:40 73 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:30 74 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Сегодня
06:40 5 серия
07:00 75 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 76 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Завтра
06:40 7 серия
Начнется примерно через Wait...
Начнется в 06:40 и закончится в 07:00 (продолжительность: 0:20)
07:00 78 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:50 29 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.
08:00 80 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.
Чт, 9 фев
06:30 8 серия
07:00 9 серия
07:30 12 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 13 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
Пт, 10 фев
06:45 2 серия
07:00 14 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:30 15 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 1 серия
Сб, 11 фев
06:20 3 серия
06:40 6 серия
07:00 17 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
07:30 20 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.
08:00 10 серия
Вс, 12 фев
06:30 24 серия
Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака. Вадим Галыгин, ведущий: В этом шоу я делаю то, чего не делал раньше на канале ТНТ и в Comedy. В моем конферансе присутствуют короткие стендап-выжимки. Я задаю тему, на которую потом будут разыграны перед зрителем юмористические номера. Для меня это — новое амплуа. Впрочем, в некоторых из номеров я участвую как актер, так что у меня двойная функция в этом шоу. Я одет в пиджак и белую рубашку. Дело в том, что мы уже взрослые люди. Нужно выглядеть адекватно своему возрасту. Некоторых людей на предприятиях уже в 26 лет зовут по имени-отчеству, а мне тогда и сам Бог велел выглядеть солиднее. Конечно, в каких-то форматных передачах, где веселый и бесшабашный юмор, можно выглядеть ярким придурковатым веселуном. Но здесь мы поднимаем серьезные темы, хоть и пытаемся над ними шутить. И если я выйду в ярком костюме, майке, джинсах, люди не будут всерьез задумываться над теми проблемами, которые мы высмеиваем в данном контексте. Я считаю, что юмор и сатира всегда идут бок о бок друг с другом. Если вспомнить, как зарождалось все это на советском пространстве — те же монологи Райкина, — то серьезность подсмотренной проблемы и размышления на ее тему всегда соприкасались с комической подачей материала. Исключительная сатира хуже переваривается зрителем, нежели сатира, поданная с хорошей долей качественного юмора. "Однажды в России" — это, по сути, практически короткометражное кино. А еще — это выжимка паталогически смешных людей, любимцев публики, на которых всегда смотришь с улыбкой. А еще — грандиозное действо, в которое вовлечены актеры, зрители и технический персонал. В нашем шоу снимается в том числе и то, как снимается наше шоу. Это такой большой технический спектакль с картинкой, как в кино.

Год: 2020
Жанр: юмористическое
Возрастная категория: 16+

Поделиться:
VK OK TW VB WA TG



Коррумпированные чиновники, доктора и пациенты, путешественники и пожарные, да что там перечислять: представители всех мыслимых и немыслимых профессий, все слои и прослойки нашего многоуровневого общества — жители России от 0 до 100 лет. Все они собрались "Однажды в России" не для того, чтобы вспомнить о проблемах, а чтобы просто над ними хорошенько посмеяться.

Вячеслав Дусмухаметов, создатель и продюсер: Наше шоу называется "Однажды в России". А так как в России жить не очень легко, то и легким жанром это не назовешь. В нашей стране есть проблемы, и мы считаем, что об этом нужно говорить. Мы не встали на баррикады — мы просто веселимся, юмористическим скальпелем срываем социальные нарывы. Мы обращаем внимание народа на то, что нас окружает. Хотя это все равно что кричать: "Смотрите, дождь пошел!" Все и так это знают! Просто мы это утрируем, и поэтому становится весело. Если кто-нибудь узнает себя в наших героях, то я бы на его месте об этом никому не рассказывал. Я же этому только порадуюсь: значит, мы все сделали правильно и сюжет выбран действительно из реальной жизни. В юморе самая сильная шутка — это шутка конъюнктурная. Не абстрактная, а про то, что происходит в эту секунду. Кто-то называет это смелостью, а кто-то конъюнктурным юмором. Когда ты смеешься над проблемой, переносить ее становится чуть легче. Мы попытались сделать что-то вроде скетч-шоу на зрителя. Формат настолько сложный, что двумя словами его не описать. Слишком много элементов: театральное действие, которое происходит здесь и сейчас, одним дублем, не переснимается и не повторяется. Отрепетировано таким образом, что камера снимает все прямо на сцене, с первого раза: от деталей до крупных перестановок. То, что происходит в шоу, — не совсем скетчи. Скетч — это шутка, а у нас — целые зарисовки. Поэтому это скорее мини-фильмы, номера. Пока снимается ведущий и зрители, идет телевизионная съемка на обычную телекамеру. А когда начинается сет с номером — используются киносвет и кинокамеры. В результате получается совершенно другое качество. Интересно, что декорации на сцене меняются с помощью ручной тяги. При этом наверху меняется и ферма света. Под каждым сетом с декорациями — 400 маленьких колес! Сложнейший механизм. Пришлось очень долго работать, чтобы достичь нужного эффекта. Но самое главное — не техника. Главное, что мы не обманываем зрителя и не держим его за дурака.


Однажды в России. Спецдайджест


Режиссер: Роман Новиков

В ролях: Ольга Картункова, Максим Киселев, Теймураз Тания, Екатерина Моргунова, Игорь Ласточкин, Денис Дорохов, Александр Пташенчук, Азамат Мусагалиев, Давид Цаллаев

Продюсеры: Артур Джанибекян, Вячеслав Дусмухаметов, Семен Слепаков

Сценаристы: Константин Сабиров, Арсений Мартынов, Евгений Перов

Операторы: Никита Иванов, Андрей Квардаков


+
Загрузка...
+
Загрузка...
+
Загрузка...